Элизабет Гилберт — Законный брак

Законный брак Book Cover Законный брак
Элизабет Гилберт
Проза

«Есть, молиться, любить» заканчивается историей о том, как во время своего путешествия на Бали Элизабет Гилберт встретила разведенного бразильца Фелипе (Жозе Нуньеса). Целый год Фелипе и Гилберт поддерживали «междугородную связь». Девяносто дней бой-френд Гилберт провел рядом с ней в Америке, а всё остальное время они жили отдельно или путешествовали вместе по миру.

Весной 2006 года пара вернулась в США. Прямо в аэропорту Далласа спутник Элизабет был задержан. Представитель таможни разъяснил Фелипе, что он может вновь въехать в страну только в том случае, если женится на своей американской подруге.

Весь следующий год Элизабет Гилберт провела в изгнании вместе с Фелипе, она много читала о браке. Из размышлений Гилберт на эту тему и родилась эта книга…

Есть, молиться, любить прогремела на весь мир. Секрет успеха книги был в том, что Элизабет Гилберт описывала свою жизнь, ничего не придумывая. И теперь она продолжает свои мемуары в Законном браке.

Читать дальше


Нельсон Демилл — Золотой берег

Золотой берег Book Cover Золотой берег
Нельсон Демилл
Проза

Тихое течение жизни аристократического района Нью-Йорка нарушено известием: одно из поместий приобрел глава итальянской мафии Фрэнк Беллароза. Особенно потрясен адвокат Джон Саттер, чье владение оказалось по соседству с виллой мафиози. Однако он и не подозревает, что вскоре ему придется выступить в роли защитника на суде, где будет рассматриваться дело по обвинению Белларозы в убийстве, и этот процесс приведет к трагическим последствиям и для него, и для его подзащитного…

Пятидесятикомнатные особняки, огромные наделы земли — никто не желает купить? На Золотом берегу распродажа!

Читать дальше


Чак Паланик — Удушье

Удушье Book Cover Удушье
Чак Паланик
Проза

Виктор Манчини — мошенник, который зарабатывает на жизнь, разыгрывая приступы удушья в общественных местах. Чувствуя свою ответственность за судьбу того, кого спасли от смерти, люди охотно расстаются с наличностью. Деньги нужны Виктору чтобы оплачивать лечение его сумасшедшей матери, посвятившей всю свою безумную жизнь борьбе с общественным порядком. В одно из посещений матери он открывает для себя нечто, что переворачивает всю его бесполезную до этого дня жизнь.

Книга о сексоголиках, алкоголиках и шмоткаголиках. О любви, дружбе и философии. О сомнительном «втором пришествии» — и несомненной «невыносимой легкости бытия» наших дней.

Ясно даже и ежу, что неподготовленному человеку от книг Чака Паланика может стать плохо. Тогда он, в лучшем случае, отбросит книгу как можно дальше, как ядовитую змею. В худшем, начнет блевать. Радугой.

Читать дальше


Родриго Кортес — Часовщик

Часовщик Book Cover Часовщик
Родриго Кортес
Историческая фантазия

Во всем Арагоне, во всей Кастилии нет часовщика искуснее Бруно Гугенота. Он настолько преуспел в своем мастерстве, что дерзнул бросить вызов самому Создателю, решив взять и повернуть ход времени. И немудрено, время действительно неспокойное: повсюду рыщут шпионы, вынюхивая очередного еретика, чтобы оттащить его на костер.

Время, считает Бруно, течет в какие-то совсем уж мрачные дебри. Надо чуть-чуть подправить: поменять шестерни, затянуть пружину, перевести стрелки. И вот уже пошло другое время — полегче, повеселее...

Но, увы, не менее кровожадное, чем прежнее. И Бруно предстоит очень скоро убедиться в этом.

Получается так, что даже если написано на заборе — читаешь и веришь. Вот и я, увидев эту книгу в папке «ужасы» сразу решилась ее прочитать. Потому что ужасы люблю. И что же из этого вышло…

Читать дальше


Джонатан Кэрролл — По ту сторону безмолвия

По ту сторону безмолвия Book Cover По ту сторону безмолвия
Рондуа №5
Джонатан Кэрролл
Проза, ужасы

В жизни Макса Фишера все складывается удачно. Его комикс «Скрепка» пользуется устойчивой популярностью у широкой публики и благосклонностью у высоколобых критиков, его новая любовь Лили отвечает ему взаимностью, а ее десятилетний сын Линкольн души в нем не чает. Но в прошлом, по ту сторону безмолвия, таятся призраки, угрожающие его счастью, рассудку и самой ткани бытия...

Я вынуждена сообщить, что лафа закончилась. Автор иссяк. Серия Рондуа растаяла без следа, оставив после себя горькое послевкусие.

Читать дальше