Ужасные тетради Медиума №35

У него голубые глаза.

Он высок, статен и очень красив.

Его восьмая жена

Думает, что он лучше всех.

Он ненавидит ее,

Как ненавидит всех женщин вокруг.

Его душа гниет –

Он будет примерный супруг.

 

Ты выходишь в сад погулять.

Видишь семь могил у ручья.

А восьмая – просто яма.

Приготовлена для тебя.

Что же делать, если каждый второй

В нашей жизни маньяк?

Ты поднимаешь глаза к небу.

И небо слышит: FUCK!

 

Он подходит к ней.

Она говорит: я понимаю,

Что тот любит сильней,

Кто любовника убивает!

И достает пистолет,

Разорвав у мягкой игрушки плюш.

Любимый человек,

Ты был мой девятый муж!

 


Ужасные тетради Медиума №34

Снова он придет ночью.

Разденется тихо.

Ляжет к тебе в постель.

Ты будешь не против.

Очень даже не против.

Не против совсем.

Он тебя будет кушать.

Тебя будет пить.

Тебя обнимать.

Тебе даже станет получше.

Немного лучше.

Лучше, чем может стать.

 

Утром он тебя разбудит.

Ты, вроде бы, встанешь,

Куда-то пойдешь.

А ночью его снова не будет.

Опять не будет.

Чего же ты ждешь?

Белые-белые стены.

Болит голова.

Июнь за окном.

Это все бред.

Его б не пустили.

В восьмую палату.

В сумасшедший дом.

25.06.1998


Ужасные тетради Медиума №33

Я видел божью мать.

Она сказала мне,

Что небо – это тюрьма,

А бога нет вообще.

 

Да, родила она.

Но кто же это был?

Что бог, а что сатана?

Нормальный иль дебил?

 

И я ответил ей

На исповедь ее,

Что, в общем, все равно:

Спектакль или кино.

 

И я ответил ей,

Что сколько бы я не жил,

Я, может, зароюсь в дерьмо,

Но не раскопаю могил.

 

На что вдруг поднялась

И закачалась она.

Я понял: в первый раз

Она была пьяна.

 

Я понял, зачем ей

Нужна веревка на шее.

И зачем нужна ей тюрьма,

Как святая обитель Морфея.

 

Плюнул я вслед ей,

Но было совсем темно.

Она ушла в царство смертей,

А я в свое дерьмо.

 

Я видел божью мать.

Святая старуха мне

Сказала: на все наплевать.

Пусть бога нет вообще!

04.08.1996


Ужасные тетради Медиума №32

Каждый день

Как порочный круг.

Мне не лень

Унижать своих подруг.

Мне не лень

Мужу наставлять рога.

Дребедень

Обзывает мудака.

 

Дребедень

В голове моей сидит.

И про лень,

Улыбаясь, говорит.

Я ее

Просто стукну утюгом.

А белье

Я оставлю на потом.

 

Побегу

По дороге на восток.

И к утру

Осознаю: вышел срок.

Разрыдаюсь,

И с обрыва головой.

Дурью маюсь.

А кажусь еще живой.

 

Добрый доктор,

Улыбаясь, говорит,

Что промокла,

Вот тебе и менингит.

Все в порядке.

Пей таблетку, и домой.

Бросишь блядки,

Будешь выглядеть живой.

 

Дома снова

Муж упившийся лежит.

Мне дерьмово –

Снова что ли менингит?

Разбежалась,

Сиганула из окна.

Все, осталась

Наконец-то я одна.

 

 

 

 


Ужасные тетради Медиума №31

Я ушла за дверь.

Я не знала что там.

Было все равно.

Было неохота

Умирать как все –

Погибать геройски.

Трупом, по весне

Обнажившим кости.

 

Я была одна

Среди мертвых трупов.

Капельку пьяна.

Это очень глупо

Быть живым никем.

Лучше мертвым кем-то.

По весне зачем?

Что же будет летом?

 

Я хочу зимой…

Я хочу зимой…

Я хочу зимой…

Я хочу зимой…

09.03.2001